Что нам стоит дом построить...

Выпуск: 

Народные традиции

Тонкости ремесла, которым владели все мужчины

День строителя в России отмечают во второе воскресенье августа. Еще с советского прошлого профессия строителя высоко ценилась. Строителям пели песни, посвящали стихи, и в профессиональный день всегда чествовали по заслугам.

Только в ХХ веке «появилась» эта профессия - люди, мастера и специалисты своего дела, обладающие оп­ределенными знаниями, навыками и умениями. До этого времени строительством занимались все мужчины, ча­ще всего уже имеющие семью, которую и необходимо было обеспечить жильем.

Правильный выбор

К постройке дома подходили очень ответственно и тщательно. Выбор места будущего жилища определялся рядом обрядовых и магических действий. Старались учесть все негативные факторы и обезопаситься от них. Существовало большое количество запретов на расположение нового дома. Например, его не строили меньшего размера, чем старый - чтобы семья не умень­шалась. Неблагополучными считались места убийства или какого-нибудь другого преступления, бывших за­хоронений, кладбищ, территории святых мест, разрушен­ных церквей. А также места, где раньше молотили зерно, перекрестки дорог, распутья.

От правильно выбранной даты закладки дома зависел успех дела. До холодов дом должен быть построен, поэтому начинали стройку весной, в крайнем случае, летом. И желательно в период полнолуния, чтобы дом был всегда полон добром. День недели был очень ва­жен - обычно начинали по вторникам, четвергам, пят­ницам или субботам. Не принято было начинать стройку в праздничные дни. Если по незнанию начать строить в дни, посвященные святым мученикам, то возникнут препятствия, и дом не будет достроен. Старались не строить в високосный год.

Сегодня, строя свои дома, мы не испытываем нужды со строительными материалами. Еще 150-200 лет на­зад не было такого ассортимента. Как же из этого по­ложения выходили наши прадеды?

Хаты Белгородчины

Самой дорогой и престижной была «рублена хата» -классический бревенчатый сруб. Бревна соединялись между собой различными способами: как самым прос­тым и наименее популярным - «в чашу», так и более сложными - «ласточка», «копыл». Для особо важных и значимых строений (церковь, школа, иногда - богатый дом) соединение бревен велось дополнительно на «тыблях». Так назывались деревянные стержни, как пра­вило, вязовые, которыми соединяли между собой брев­на через предварительно просверленные отверстия.

Ограниченность природных запасов, а следователь­но, и дороговизна твердых пород дерева, вынуждали к использованию более доступных и дешевых видов древесины. Нередко из дуба или ясеня (реже - клена) выкладывались лишь нижние два-три венца, а затем

строительство велось из «мягких» пород - вербы, топо­ля, липы, даже фруктовых деревьев: яблони и гру­ши. Такой дом был менее престижен, надежен, но значительно более дёшев. Наглядным подтверждением этого может служить «мыта хата». «Мыта» означало, что перегородки в этом доме не оштукатурены и не побелены, а изготовлены из оструганного «чистого» дерева, что считалось особым шиком и признаком бо­гатства. Эти перегородки периодически мылись го­рячей водой, отсюда и название. Для изготовления внутридомовых перегородок использовалась в основном верба и ольха - как наиболее доступная и легкая в об­работке древесина, к тому же обладающая красивой фактурой. Особенно ценилась «красна верба», видимо, один из видов ракиты, древесина которой, как и у оль­хи, имела красноватый оттенок.

Помимо рубленых домов для нашей области издавна характерны и каркасные дома. Качественный лес нужен был только для изготовления клети. Простенки заполня­ли или горизонтально горбылем, или вертикально тон­кими жердями. По большой бедности простенки могли забирать туго связанными снопами камыша. Хворостом «решетили» стены снаружи и внутри, мазали глиной с соломой, потом штукатурили, белили.

Кроме дерева в строительстве использовалась

глина. Из глины, песка и мелко рубленной соломы делали саман. В специальные станки накладывали замес, мокрой рукой ровняли и укладывали на песок. Когда кирпичи под­сыхали, их укладывали в пирамиды (кубари). Из саманных кирпичей на растворе глины поднимали стены.

Во второй половине XIX - начале XX века мел и песчаник широко применялись для строительства сельских домов, погребов, ам­баров. Для их возведения выламывали большие глыбы в меловых обнажениях. Вы­тесывали из них топором крупные блоки. Из меловых кирпичей, которые для связки сма­зывали раствором серой глины, складывали дом. А потом делали замес из мелкорубленой соломы, песка и глины и обмазывали дом снаружи и изнутри. Крышу делали так, чтобы свес ее (край) накрывал немного стены. Такие дома носили название хаты-мелавки.

Глина, солома и «помочи»

Наш край не раз подвергался разорению во время Великой Отечественной войны. В трудное время, когда не хватало строй­материалов, выручали богатые залежи глины. Распространенным типом жилища того пе­риода стала «литая хата». Для ее возведе­ния сначала устанавливали столбы, косяки для дверей и окон. Из досок делали опалуб­ку, ставили по периметру хаты. Вместо ар­матуры использовали хворост или пучки соломы, а потом заливали раствором глины. Немного иначе строили «топтаные дома». Из кирпича ставили столбы, устанавливали дверные и оконные косяки, в простенках со­оружали опалубку, которую заполняли сме­сью глины, соломы, песка и воды. Специа­льным инструментом «топтали» глину в опалубке. На дом уходило до 350 возов глины.

В нашей области крыли крышу обычно камышом или соломой. Для этой цели годи­лась только ржаная солома, потому что стебли ее длинные и прочные. Солому замачивали в яме с белой глиной, а затем специальными крюками её доставали и подавали мастеру на крышу. Крыльщик укладывал снопы тесно, так, чтобы последующий пе­рекрывал первый, расчесывал солому щеткой, щедро поливал раствором белой глины.

Чтобы обмазать глиной дом, в селах, по обычаю, собирали «помочи». Родственники, друзья, знакомые, просто односельчане собирались в выходной день к застройщикам и за несколько часов дружной работы обмазывали стены и потолок дома изнутри и снаружи. Работа сопровождалась шутками, розыгрышами, в конце норовили бросить хозяина в замес, чтобы откупался угощением. Вокруг дома из глины или земли делали завалинку, на которой любили сидеть старики.

Сейчас на Белгородчине уже не осталось домов под соломенной крышей. Но некоторые дома, построенные еще в начале ХХ века, стоят до сих пор. С железными или шиферными крышами, обитые железом или деревом, они еще долгие годы будут стоять, и не одно поколение поживет в них.

Евгения ВЛАДЫКОВА

Фото из фондов музея