Дом Белгородской епархии

Выпуск: 

Спасенный от уничтожения, он стал памятником архитектуры

На углу проспекта Славы и улицы Чумичова стоит дом, выделяясь старинной архитектурой и интересным оформлением фасада. В современном городском мире из стекла и бетона он, как цветок на асфальте, - яркий, необычный. Принадлежит дом Белгородско-Старооскольской епархии.

Сейчас трудно представить, что чуть более двух десятков лет назад ему был вынесен приговор: «ремонту не подлежит и не имеет никакой ценности». Только бла­годаря неравнодушным людям, ставшим на защиту дома, и священнослужителям решение о сносе отменили, а здание пере­дали в ведение епархии.

После реконструкции и реставрации у него началась новая жизнь - из обычного жилого дома с коммунальными квартирами он превратился в духовный центр целой епархии. 8 апреля 1997 года епископ Бел­городский и Старооскольский Иоанн освя­тил его, и теперь это, по сути, новая дата его рождения.

История дома скрывается в глубине ве­ков, даже существует легенда, что именно в нем останавливалась великая импера­трица Екатерина II, возвращаясь в 1787 году из Таврии в Москву. Но дом с назва­нием «Екатерининский» существовал на улице Новоселовской (современный На­родный бульвар) и был подарен городу купцами Сорокиным и Слатиным в 1827 году. Вероятнее всего, по причине оста­новки в нем императрицы на протяжении многих лет именно тот дом носил такое название. Однако, изучая историю епархи­ального дома, мы тоже сделали маленькие открытия.

Дом Павловых

Родословная любого рода пишется сначала от последнего его представите­ля, те же правила нужно соблюдать, при­ступая к изучению истории здания. Со­вершенно случайно в одном из архивных дел советского периода был обнаружен проект фасада этого дома, датированный 13 сентября 1918 года. С тех пор прошло почти сто лет, но дом легко узнаваем. Про­ект вместе с прошением его владельцев Анны Дмитриевны Аксеновой и Елизаве­ты Павловой был направлен из городской управы начальнику городской державной варты Белгорода. Державная варта - госу­дарственная полиция периода оккупации города немецко-гайдамацкими войсками в 1918 году. Прошение содержало просьбу владельцев разрешить переделать окно, выходящее на Смоленскую улицу, в дверь. На документе стоит штамп, гласящий: «усадебное с домом место, состоящее во 2-й части города Белгорода третьего квар­тала, под номером девятым записано по четвертому участку за наследниками Дми­трия Яковлевича Павлова и Анной Дмитри­евной Аксеновой и оценено по городской оценке 3500 рублей».

Таким образом, до революции 1917 года дом принадлежал Дмитрию Яковлевичу Павлову. В окладных книгах по сбору на­лога с недвижимого имущества за 1911 год есть его описание: «дом трехэтажный, ле­довая баня, два амбара, два флигеля од­ноэтажных и сарай деревянный, флигель двухэтажный, смешанный». Общая оценка имущества составляла 17300 рублей. Вла­дельцами дома значились «наследники ку­печеского брата Дмитрия Яковлевича и ме­щанина Василия Дмитриевича Павловых». «Купеческий брат» - странная форму­лировка сословной принадлежности, кото­рую невозможно встретить в других доку­ментах. В списках белгородских купцов XIX века такая фамилия не значится. Однако в начале XX века членом городской управы долгое время являлся Николай Николае­вич Павлов, неоднократно упоминающий­ся в архивных документах. Оказалось, что его отцом был елецкий 3-й гильдии купец Николай Яковлевич Павлов, купивший 12 октября 1856 года дом в центре Белгорода на Московской улице (ныне Танкиста По­пова) у поручика Сорокина. Очевидно, что елецкий купец Николай Яковлевич и вла­делец нашего дома Дмитрий Яковлевич Павловы были братьями и появились в нашем городе только во второй половине XIX века. Василий Дмитриевич Павлов и Анна Дмитриевна Аксенова были детьми «купеческого брата» Дмитрия Яковлеви­ча. Они были мещанами и к купеческим гильдиям не имели отношения, но явля­лись состоятельными гражданами. Веро­ятно, поэтому в формулировку «купече­ский брат» дореволюционные чиновники вложили особо почитаемое отношение к этому семейству. Возможно, разгадка кроется в том, что Василий Дмитриевич Павлов являлся служащим Белгородского общественного Николая Чумичева банка -его имя есть в списке служащих банка за 1906 год, имеющих право на участие в вы­борах в Государственную думу.

Постройка дома Дмитрием Павловым маловероятна, поскольку елецкие братья появились в Белгороде только во второй половине XIX века, когда центр города уже был застроен.

Дом профессора семинарии

Документов, содержащих описание го­родских домов и их владельцев, сохрани­лось незначительное количество. Список владельцев домов этого квартала XIX века имеется только за 1852 год. Разница более чем в полвека оставляла мало шан­сов правильно определить его обладате­ля. Однако по фамилиям хозяев соседних домов удалось это сделать - ранее дом принадлежал профессору Курской семи­нарии Николаю Васильевичу Трофимовскому.

Он - известный смоленский историк, профессор, преподавал в Смоленской ду­ховной семинарии с 1859 по 1886 годы, о нем написаны и опубликованы статьи. О том, что этот уважаемый человек жил и трудился в нашем городе, до настоящего времени было неизвестно.

Николай Васильевич родился в семье священника в Харьковской губернии. С 1829 по 1835 годы учился в Харьковской духовной семинарии, а затем, с 1835 по 1839 годы, - в Киевской духовной акаде­мии. После учебы был определен учи­телем в Курскую духовную семинарию, которая, как известно, находилась в на­шем городе. Здесь он получил в 1842 году степень магистра богословия. Обладая разносторонними знаниями, Николай Ва­сильевич, помимо богословия, препода­вал немецкий и латинский языки, учение о вероисповеданиях и расколе, граж­данскую историю и «соединенные с нею предметы». В Белгороде он отыскал свою спутницу жизни - в Смоленской церкви 23 августа 1844 года свершилось таинство бракосочетания профессора семинарии с купеческой дочерью Александрой Васи­льевной Митрофановой, о чем сохрани­лась запись в метрической книге. Кстати, купец Митрофанов жил практически рядом с его домом, в том же квартале города.

В октябре 1859 года распоряжением Святейшего Синода Трофимовский был переведен в Смоленскую духовную семи­нарию профессором по классам словес­ности и латинского языка. В Смоленске он более четверти века трудился на бла­го духовного образования - преподавал в духовной семинарии, училище девиц духовного звания, состоял смотрителем Рославского и Вяземского духовных учи­лищ. За успехи в обучении юношества был награжден орденами Св. Анны II и III степеней, Св. Владимира IV степени, а в память Русско-турецкой войны 1853-1856 годов - бронзовой медалью на Владимир­ской ленте. В 1886 году Николай Василье­вич вышел в отставку и жил в Вязьме, где умер 14 ноября 1887 года и был похоро­нен на территории Иоанно-Предтечевского монастыря.

Талантливый педагог, профессор сло­весности Н.В. Трофимовский оставил за­метный след в духовном образовании. Находясь на службе в Смоленской семи­нарии, он создал «Историко-статистическое описание Смоленской епархии», из­данное в Санкт-Петербурге в 1864 году. Искусно обладая слогом, доступно изло­жил важнейшие этапы становления право­славия на смоленской земле. Для этого он изучил историческую литературу -древнерусские летописи и труды историков Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева, П.Е. Ни­китина. Но самое главное, использовал материалы архивов духовной консисто­рии, канцелярии епископа Смоленского и Дорогобужского, смоленских церквей и монастырей.

Был ли профессор первым владельцем дома? Доподлинно установить пока не удалось. Вероятно, он и являлся его стро­ителем, а помог ему в этом тесть купече­ского звания. Перевод профессора в дру­гой город поспособствовал продаже его «купеческому брату» Дмитрию Павлову, наследники которого являлись владель­цами дома до 1918 года. Тяжелые годы гражданской войны, период немецко-гайдамацкой оккупации, видимо, вынудили последних хозяев дома подать прошение оккупационным властям об установлении на место окна двери на улицу Смолен­скую. Возможно, это позволило бы им от­крыть какое-нибудь торговое заведение и выжить в то нелегкое время. Скорее все­го, последующие исторические события не позволили это сделать последним вла­дельцам дома. Гражданская война, разру­ха и коренные изменения в стране не спо­собствовали домовладельцам улучшать свой быт, поскольку следов воплощения этого проекта в жизнь не видно.

Уже в середине 20-х годов прошлого века дом был поделен на коммунальные квартиры и заселен разными людьми.

Однако, возвращаясь к его истории, можно сказать, чудесного спасения от неминуемой гибели, невольно приходит мысль небесного покровительства над до­мом его, возможно, первого владельца -священника и гражданина, преклонявшего голову перед историей своей страны. Ви­димо, он до сих пор оберегает его как свое дитя, помогая нам не разорвать связь вре­мен и продолжать восхищаться творения­ми наших предков.

Елена КРИВЦОВА

Фото из фондов государственного архива Белгородской области