Город    13:30, 01 августа 2020

Три Белгородские крепости

Каким был наш Белгород сто, двести или триста лет назад? Путешествие в далёкое прошлое нам помогут совершить архивные документы, фотографии и, конечно же, краеведческие книги. Полистаем издания «Библиотеки белгородской семьи» и подберем интересные факты об истории возникновения города.

В июне 1596 года по указу царя Фёдора Иоанновича на «польскую укрáину» Московского государства отправились головы Иван Лодыженский, Третьяк Якушкин и подьячий Никифор Спиридонов — смотреть, «где государю городы ставить». 

До той поездки, конечно, присматривали подходящие места «по Донцу и по иным рекам», но предпочтение отдали Белогородью (Белогорью): «…место крепко, гора велика, и леса пришли великие и земля добра, мочно быть на том месте городу». 

До сих пор  историки спорят: когда именно на Меловой горе появились первые поселенцы, основавшие город. Рассматриваются две основные версии — 1593 или 1596 год. Первая Белгородская крепость была построена осенью 1596 года недалеко от Муравского шляха, на склонах той самой Меловой, или Белой, горы. 

Её вершина возвышалась над уровнем реки Северский Донец на 75 метров, а на восток и юго-запад гора полого понижалась к меловым обрывам, образовавшим своего рода мыс, который омывался Северским Донцом с востока и ручьём Ячнев Колодезь с юга.

У крепости была типовая застройка. Она состояла из трёх неравнозначных частей: сильно укреплённой центральной части — кремля, менее укреплённого острога и почти не защищённого искусственными препятствиями посада, в котором обычно было несколько слобод. К крупному городу прилегала территория уезда с деревнями и сёлами, которые подчинялись городскому воеводе.

Кремль Белгородской крепости располагался у мелового обрыва и был защищён деревянными стенами, поставленными по земляному валу. Высота обрыва составляла 40-50 метров, и с высоких башен крепости открывался отличный обзор прилегающей территории на несколько километров. Силуэт деревянных стен и башен над меловым обрывом придавал крепости величественный и грозный вид.

В конце XVI столетия в Белгороде существовали монастырь Николы Чудотворца и пять церквей: в кремле — Троицкий соборный храм, в границах острога — Никольский храм с приделами во имя Бориса и Глеба и во имя Флора и Лавра, в слободах — приходские Георгиевская, Успенская и Рождественская церкви. Первые годы существования крепости и Смутное время остаются белым пятном в истории города, по этому периоду есть только отрывочные сведения. Известно, что город присягнул Лжедмитрию I при подходе его войска в 1604 году. В 1612-м крепость была взята, разграблена и сожжена войском под командованием Семёна Лыко - наместника литовских князей Вишневецких. В плен в город Лубны угнали более ста белгородцев. Так перестала существовать первая Белгородская крепость. 

Как отмечает автор книги о Белгороде краеведческой серии «Города и сёла Белогорья» Александр Лимаров, к настоящему времени этот уникальный памятник, увы, полностью уничтожен. Во второй половине XIX века, при прокладке железной дороги Курск — Харьков, русло Северского Донца изменили, а восточную часть мыса Белой горы, по которой проходила одна из стен кремля, обрушили. Многие исторические вопросы о средневековом Белгороде так и остались без ответа. 

Восстановление Белгорода после «литовского разорения» началось в 1612 году теперь уже на левом берегу Северского Донца — там, где сейчас находится район Старый Город. Руководил работами воевода Никита Лихарев. Строительство завершилось в 1613 году. При возведении крепости максимально использовались особенности местности для защиты населённого пункта. Город решено было поставить в низине, которая представляла собой некий полуостров. С одной стороны его огибала река Северский Донец, с другой окружала болотистая местность, и по сей день именуемая жителями Старого Города Камышовкой. Сама же крепость располагалась на небольшой и относительно сухой возвышенности. Излишние паводковые и дождевые воды выводились через специальные водяные ворота. 

Кремль состоял из восьми башен. На его территории располагался воеводский двор, разрядная изба, храм Живоначальной Троицы, вестовой колокол весом в десять пудов, установленный на столбах. Острог имел четыре башни с проезжими воротами: Пушкарскими, Водяными, Разумницкими, Вожевскими, а также малые глухие воротца. 

В остроге и на посаде крепости было несколько слобод, именуемых по роду занятий служилых людей или по месту, откуда они были переведены, например, Стрелецкая, Казацкая, или Пушкарская; Михайловских и Пронских казаков. Каждая слобода имела свои традиции, свой храм и престольный праздник. В остроге крепости также находился Никольский мужской монастырь, а на площади — казённая церковь во имя Николы Чудотворца.

Историки отмечают, что Белгородская крепость доказала свою эффективность во  время Русско-польской войны 1632-1634 годов. И хотя основные военные действия развернулись под Смоленском, а на юге Речь Посполитая вела отвлекающие манёвры, эти события оставили трагичный след в истории города. В июне 1633 года к Белгороду подошёл пятитысячный отряд казаков-черкасов. Это было закалённое в боях войско. В марте того же года они сожгли Валуйскую крепость. Около месяца черкасы осаждали белгородский острог, прежде чем 20 июня начали штурм. Оборону крепости держал боеспособный отряд казаков — станичных ездоков, но всё же острог был взят, и враг попробовал подступиться к кремлю. Однако преодолеть мощь крепостной артиллерии черкасы не смогли. 

Во время осады белгородцы применили ещё один приём обороны: внезапно атаковали врага через прорытый лаз, по которому можно было скрытно пройти из кремля в острог. В вылазке участвовали 214 человек. Белгород остался цел и невредим, и вражеский отряд ушёл в пределы Речи Посполитой. На следующий год полтавские черкасы повторили попытку взять город, но кремль покорить им так и не удалось. Выстоять осаду крепости в 1633 и 1634 годах помогло и хорошее обеспечение водой. 

С учётом опыта многолетней обороны, к 1640-м годам Белгородская крепость с военной точки зрения достигла расцвета и была превращена в неприступный бастион на юге Московского государства. Но сравнительно небольшая крепость не могла защитить растущее население уезда и тем более не соответствовала назначению будущего центра возводимой Белгородской черты. 

Весной 1647 года белгородский воевода Бутурлин получил царскую грамоту о проведении осмотра места для переноса Белгорода. Была выбрана территория в устье Везеницы — здесь проходил вал оборонительной черты. Перенос крепости затянулся на несколько лет, но в 1650 году разведку местности возобновили, и уже от нового воеводы, Ивана Пронского, царь получил такую оценку: «Место пещано... песок вертячей», поставить острог и выкопать рвы нельзя.

Провели разведку и на старом городище, на Меловой горе, где когда-то располагалась первая крепость. Это место было предпочтительней для строительства, но там вновь возникли бы проблемы с обеспечением водой. Приглашённый для оценки горододелец француз Давид Николь рекомендовал сделать новый тайный подземный ход к ключу, а не к Северскому Донцу. Делали разведку и колодезные мастера, которые пришли к заключению, что в двух местах можно сделать колодцы. Но тем не менее Белгородская крепость, 37 лет простоявшая на левом берегу Северского Донца, по указу царя Алексея Михайловича была перенесена к устью Везеницы.

В сентябре 1650 года на берегу реки Везеницы была заложена третья крепость Белгорода. Деревянный острог с 11 башнями, четыре из которых — проезжие, был пристроен к валу Белгородской черты. Башни имели обламы — нависающие выступы сруба в верхней части для ведения «подошвенного боя».

Кремль неоднократно перестраивался и расширялся, изменилось и число башен. Применили новую бастионную систему, при которой крепостная стена шла ломаной линией, образуя многоугольники-бастионы, позволяющие эффективней вести обстрел подступов. 

Расположение третьего кремля Белгорода (его называли Белгород Меньшой) на современной карте можно приблизительно определить так: с запада оно ограничено улицей Пушкина, с севера — проспектом Славы, с востока и с юга — улицами 50-летия Белгородской области и Победы. В кремле находился собор во имя Святой Троицы, двор митрополита Белгородского, казённые пороховые и продовольственные погреба, житный, воеводский и тюремный дворы, подворье игумена Белгородского Никольского мужского монастыря, дворы горожан. Безусловно, история нашего любимого города и знаменитых белгородцев не ограничивается этими зарисовками. 

— Какая символика заложена в гербе города?
— На чём разбогатели купцы, украсившие старый центр Белгорода нарядными особняками?
— Как пришли в город новинки технического прогресса ХХ века?
— Каким застали Белгород поколения наших родителей и дедов, и каким увидят его наши потомки?

Ответы на эти вопросы можно найти в книгах регионального научно-популярного проекта «Библиотека белгородской семьи». Любопытные факты, архивные документы и фотографии поведают немало увлекательного о нашем прекрасном городе и его жителях. 

Ирина Почернина

Фото из книги серии «Города и сёла Белогорья»