Общество    15:35, 07 августа 2020

Знамёна над городом

3 августа 1943 года началась Белгородско-Харьковская наступательная операция под названием «Полководец Румянцев». К исходу дня армии Воронежского фронта продвинулись на 30 километров, а войска Степного фронта на 7-15 километров, выйдя на непосредственные подступы к Белгороду

На меловой горе

На рассвете 5 августа начались бои за город. Войска 69-й армии наступали с севера. Преодолев Северский Донец, 7-я гвардейская армия вышла к восточным окраинам города, а с запада двигались соединения 1-го механизированного корпуса. Перед советскими частями стояла непростая задача — враг превратил Белгород в хорошо укреплённый узел обороны.

Утром 5 августа советские части вышли на окраины Белгорода. Газета Степного фронта «Суворовский натиск» так описывала эти события «… в 7 часов утра батальон капитана Ладыжкина подходил к меловым горам. Надо было обозначить свое продвижение. В разбитом домике нашли уцелевшую от немцев и от огня красную наволочку. И первый красный флаг был водружен над сверкавшей под утренним солнцем вершине Меловой горы, давшей имя городу. Его видели все подразделения, охватывавшие в этот час город со всех сторон».

На меловую гору командир 89-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии полковник Михаил Петрович Серюгин перенес свой наблюдательный пункт. Ещё в 6 часов утра подразделения 270-го гвардейского стрелкового полка 89-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием гвардии подполковника Н. Э. Прощунина вышли на северо-восточную окраину Белгород. К 10 часам утра к городу подошли 267-й и 273-й гвардейские стрелковые полки гвардии подполковников Г. А. Середы и В. В. Бунина. В тесном взаимодействии с 89-й гвардейской стрелковой дивизией наступала 305-я стрелковая дивизия под командованием полковника А. Ф. Васильева. С востока в город вошли части 111-й стрелковой дивизии подполковника А. Н. Петрушина.

Старый город и железнодорожный вокзал

В освобождении села Старый город (входящего с 1957 г. в черту Белгорода) принимала участие 94-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием гвардии полковника И. Г. Русских. Её 288-й гвардейский стрелковый полк гвардии майора М. П. Аглицкого форсировал Северский Донец и вышел к железнодорожной станции. Враг сосредоточил в городе разнокалиберную артиллерию и минометы и прикрывал ими отход своих войск. Нужно было сломить упорное сопротивление противника в районе железнодорожного вокзала. Среди бойцов полка здесь находился молодой гвардии ефрейтор Егор Михайлович Мощенков — телефонист 141 гвардейской отдельной роты связи. За плечами у 21-летнего воина уже был опыт боёв под Севастополем и в Сталинграде. На исходе Сталинградской битвы, 30 января 1943 г., он смог водрузить знамя на 4-м этаже одного из домов. За этот подвиг 9 марта 1943 г. был награждён орденом Красного Знамени.

Е. М. Мощенков и в бою за Белгород решил осуществить дерзкий замысел. Он достал красное знамя с древком и пополз в сторону вокзала. Скрываясь в канавах и разбитых вагонах, он сумел подобраться к зданию. Кругом рвались мины и снаряды. Отважный связист по водосточной трубе забрался на крышу вокзала и начала закреплять знамя. Заметив это, гитлеровцы осыпали телефониста градом пуль. Но Е. М. Мощенков довёл дело до конца.

Мощенков

Советские воины, увидев красное знамя на крыше вокзала с криком «Ура!» бросились в атаку. Враг был сломлен. Так эта история изложена в наградном листе Е. М. Мощенкова. Однако, по другим сведениям, знамя он водрузил над зданием центральной электростанции (ЦЭС) Белгорода, находившейся недалеко от железнодорожного узла. В 1973 г. в честь этого события на здании электростанции была установлена памятная табличка, в открытии которой принял участие сам Е. М. Мощенков. Так или иначе, но 5 августа 1943 г. в 11-30 над Белгородом уже реяло красное знамя — первое в городской черте. А Егор Михайлович за свой подвиг 12 ноября 1943 г. был награждён медалью «За отвагу».

Мощенков

С железнодорожным вокзалом связан ещё один заслуживающий внимания факт. На хранящейся в Государственном архиве Белгородской области фотографии запечатлён момент, когда гвардии старший сержант, командир отделения взвода конной разведки 89 гвардейской стрелковой дивизии Виктор Андреевич Косетченко срывает со здания вокзала немецкую вывеску Belgorod. Занятие «ворот города» Красной Армией символизировало окончательное освобождение Белгорода от гитлеровской оккупации.

Косетченко

В центре города

И всё же противник упорно не желал оставлять Белгород и отчаянно сопротивлялся. Вражеские солдаты цеплялись за каждый дом, каждую улицу, вели огонь с крыш и из чердачных помещений. В трудных условиях пробивались к центру Белгорода курсанты отдельного учебно-стрелкового батальона 89-й гвардейской стрелковой дивизии. Командовал батальоном гвардии капитан Никита Васильевич Рябцев. Ворвавшись в город, ведя тяжёлые уличные бои, батальон смог стремительным ударом окружить штаб немецкого полка, разгромить его и завладеть документами и другими ценными трофеями. Бойцы двигались вдоль улиц Воровского и Красина (современных Князя Трубецкого и Н. Чумичева). Затем под прикрытием миномётного огня смогли пересечь улицу Народную и устремились к райсовету. Когда до него оставалось недалеко, они попали под сильный пулемётный огонь, который вёлся с колокольни и крыши Смоленского собора, превращённого гитлеровцами в сильный опорный пункт. Взвод гвардии младшего лейтенант М. Я. Циперзона штурмом овладел храмом. Но сам Матвей Яковлевич погиб в бою, посмертно он был награждён орденом Красной Звезды. После этого бойцы батальона ворвались в здание райсовета и освободили его. К полудню курсанты отдельного взвода гвардии младшего лейтенанта Тихона Ивановича Камышного заняли здание горсовета по улице Ленина (ныне Гражданский проспект). К 15-00 5 августа над райсоветом и горсоветом были подняты красные флаги.

Сведения о том, кто именно из советских воинов водрузил победные знамёна над административными зданиями Белгорода, существенно разнятся. Так, в газете «Курская правда» от 13 августа 1943 г. названы гвардии старший лейтенант, заместитель командира по политической части 3-го стрелкового батальона 273 стрелкового полка 89-й гвардейской стрелковой дивизии Михаил Петрович Фисенко и гвардии капитан, заместитель командира 1-го стрелкового батальона по политической части того же полка Андрей Константинович Водопьянов. В наградном листе А. К. Водопьянова указано, что он «во главе двух рот ворвался в город, лично из пулемёта уничтожил 27 фашистов, вместе с бойцами уничтожил пулеметную точку противника, первым ворвался в здание Райсовета и водрузил на нём Красный флаг, невзирая на обстрел, которому ещё подвергалось это здание».

Красный флаг

В номере «Белгородской правды» от 5 декабря 1943 г. была опубликована статья «Батальон Громова». Речь в ней шла о 3-м стрелковом батальоне 273-го стрелкового полка, которым командовал батальоном гвардии старший лейтенант Дмитрий Иванович Громов. После того как бойцы с боями прорвались к центру Белгорода и овладели одним из блиндажей, откуда-то из укрытия перед красноармейцами появились измождённые старик со старухой и двое детей. С огромной радостью встретили они своих освободителей, растерявшись от неожиданности и не зная чем отблагодарить их. Комбат Громов попросил у них какую-нибудь красную материю. Перебрав немногочисленные вещи, старая женщина нашла красную наволочку. Поблагодарив белгородцев, и расспросив, где находится здание районного Совета, гвардейцы начали действовать. Эту непростую миссию взяли на себя уже упоминавшийся ранее гвардии старший лейтенант М.П. Фисенко и полковой агитатор, гвардии старший лейтенант Андрей Максимович Гурмаза, шедший вместе с передовыми подразделениями. Они привязали красную материю к штыку винтовки и пробрались к зданию райсовета. По водосточной трубе Фисенко вскарабкался наверх, а винтовку со знаменем ему подал Гурмаза. Через некоторое время над зданием была закреплена красная материя. «Ветер полощет кумач — символ освобождения Белгорода от немецкого рабства, символ начавшегося великого победоносного марша Красной Армии вперёд, на запад», — отмечал автор заметки А. Рогов.

Среди воинов 89-й гвардейской стрелковой дивизии, водрузивших красное знамя над райисполкомом называют также гвардии майора, заместителя командира отдельного учебно-стрелкового батальона по политической части Михаила Георгиевича Боева и гвардии сержанта, курсанта  того же батальона Дмитрия Антоновича Верейкина. В память этого события на здании по улице Н. Чумичова, 31 установлена памятная табличка. Однако в наградных листах героев, также как и в аналогичных документах А. М. Гурмазы, М. П. Фисенко, Т. И. Камышного, сведений об установке ими красных знамён во время боев за Белгород не имеется.

Слава героям!

К 18 часам 5 августа территория тогдашнего Белгорода (которая была существенно меньше, чем сейчас) была очищена от захватчиков, в качестве трофеев советским воинам досталось много немецкой техники и боеприпасов. Поздно вечером враг был выбит с Харьковской горы. Позже, утром 6 августа были заняты Пушкарное и Супруновка.

Многие участники боёв за Белгород удостоились наград. Тихон Иванович Камышный и Андрей Максимович Гурмаза были награждены орденами Красной Звезды, Дмитрий Антонович Верейкин — медалью «За отвагу» (а несколько позже также орденом Красной Звезды), Михаил Петрович Фисенко — орденом Красного Знамени, Михаил Георгиевич Боев — орденом Отечественной войны II степени, а Андрей Константинович Водопьянов — орденом Отечественной войны I степени. Решением Белгородского горисполкома от 7 августа 1968 г. М. Г. Боеву и Д. А. Верейкину было присвоено звание «Почётный гражданин Белгорода».

С той поры минуло 77 лет. Давно уже не осталось в городе следов от военных ран. Белгород, превращённый немецкими захватчиками в груду развалин, не только был полностью восстановлен, но и стал гораздо больше и красивее. Ушли из жизни участники тех грозных боёв, но жива память об этих мужественных людях, освободивших нашу землю от иноземных поработителей.

Александр Пчелинов-Образумов, главный специалист отдела использования архивных документов  Государственного архива Белгородской области

На снимке: советский солдат водружает знамя над одним из зданий в центре Белгорода

Фото из фондов ГАБО