Профессия    14:00, 26 сентября 2020

В Белгороде работает горячая линия для родителей

Горячая линия проекта «Поддержка семей, имеющих детей» все лето работала без ухода на каникулы. Да и о каких каникулах у родителей говорить?

 У родительства каникул не бывает. Это ежедневный труд, в котором смешаны радость, боль, переживания и счастье. И вопросов много, они бесконечны. А особенно перед началом учебного года, который у детей-школьников начался после почти полугодового перерыва из-за пандемии. Работу психолога с ребенком и родителями комментирует руководитель проекта «Центр семейных консультаций» Ирина Борисова. 

— Здравствуйте, могу я переговорить с психологом? Мне очень нужен совет…
— Да, конечно, в какое время вам удобно перезвонить? — говорит диспетчер.
А сам открывает раскладку занятости специалистов. Фиксирует тему вопроса и отправляет информацию, чтобы перезвонили маме как можно скорее.

«Сразу несколько запросов перед первым сентября было от родителей подростков. Дети просто боялись идти в школу. Но страшил их не учебный процесс, не педагоги, а встреча с одноклассниками, от которых многие дети просто отвыкли за период длительной разлуки. Вообще подростки — это и так особая «каста», дети находятся под влиянием своих внутренних переживаний. Да, безусловно, во многом надуманных, но от этого их маленькие «горюшки», которые кажутся с высоты возраста родителей, уже прошедших этот этап, смешными, тем не менее остаются той проблемой, с которой сам родитель, без сторонней помощи, может не справиться. И очень важно, чтобы мамы и папы понимали: в этом возрасте к ребенку нужно подходить как можно бережнее, чтобы сохранить или восстановить потерянное доверие», — рассказывает специалист проекта Наталья Трунова.

На встречу со специалистом мама или папа могут прийти одни, а могут взять с собою ребенка. Чаще всего получается, если говорить о подростках, что родитель приходит на первую консультацию без своего такого взрослого, но ещё — малыша в их глазах. И на первой консультации открывается так много вопросов, которые копил в себе родитель, что требуется еще один разговор. И встречи продолжаются: по проекту один родитель может получить до пяти консультаций на разные темы. Но как эти темы разделить? Дальнейшие примеры приводим без указания реальных имен, но с разрешения родителей озвучить ситуации, которые могут помочь другим. 

Незавершенный год 

Маша П., 13 лет, отличница, в школу идти боится. Причина: у нее ощущение, что учебный год, законченный дистанционно, для нее не имел атрибутики окончания — линейки в школе, экзаменов. Гиперответственная девочка опасается, что она не сможет подтвердить свои знания, не вспомнит все то, что проходили. Ее тревоги переросли в настоящую панику: ребенок отказывается покупать с родителями форму и канцтовары, которые раньше выбирала с удовольствием и любовью.

— Супруг сердится, считает это «придурью», — говорит расстроенная мама, — вместо того чтобы терпимо отнестись к состоянию ребенка, раздраженно бросил: «Ну и останешься дома сидеть!». Слезы — каждый день. А я понимаю, что моему ребенку тяжело, но не знаю, чем ей помочь.

При этом в семье есть вторая школьница — младшие классы — и у нее совершенно об-
ратная реакция: школу ждет как праздник! Очень соскучилась по своей учительнице и детям. Папа, вместо того чтобы спокойно реагировать, стал игнорировать старшую дочку, в выходной не взял ее на дачу, она так и просидела дома, не выходя на улицу. Я очень обеспокоена…

Работая с мамой, психолог приглашает прийти на следующую встречу родителей вместе, а на третью — с девочкой. После проведенных бесед ситуация наладилась.

Родителям, которые пережили стрессы из-за пандемии, дистанционного обучения, тревог по поводу финансового положения семьи, элементарно сложно услышать своего ребенка. Подчас ситуация не столь сложная, как им кажется. Но когда все в семье находятся в состоянии невроза — выход становится все дальше и дальше. Что нужно сделать? Постараться успокоиться. Отбросить свои страхи по поводу будущего в целом и сконцентрироваться на том, что происходит сейчас и что важно для ребенка? Да, это нелегко. Но кто сказал, что путь взросления прост. И чем терпеливее вы это сделаете, тем основательнее заложите в своем ребенке доверие к вам, — говорит Ирина Борисова. 

Бранная переписка

Витя Ш., 11 лет. Мама решила посмотреть его переписку с друзьями в одной из социальных сетей, которую позволила ребенку зарегистрировать с условием, что сможет туда заходить. И ужаснулась: сообщения сына, хорошего и доброго мальчика изобилуют ненормативной лексикой.

Просто отборный мат, который уже и от грузчиков не услышишь! В ужасе показала супругу — тот схватился за ремень. Еле остановила. Позвонила учительнице, а она говорит: все они такими после каникул пришли. Успокойтесь. Легко сказать «успокойтесь»: а вдруг это плохая компания на него так влияет. Встречу провели педагог и психолог, разговаривали только с мамой, которая потом сказала, что попробуют в семье предложенный вариант решения проблемы. А посоветовали ей, в первую очередь, на выдуманном примере «ребенка знакомой» в присутствии сына поговорить с мужем: мол, якобы у знакомой сын стал говорить плохие слова, а сам даже не понимает их значения. И не знает, что эти слова пришли к нам из старославянского языка в большинстве своем и грубыми не считались, а имели конкретное наименование того или иного предмета (части тела). Но постепенно они стали выходить из обихода и теперь их применяют, только если кого-то хотят сильно обидеть. Что обижать людей — это очень плохо, неважно, бранными словами, обычными или делом. Если уж так «сыну знакомой» хочется говорить такие слова, то только в адрес равных себе, да и это показатель, что он слабый человек, который нормальными словами не может объяснить свои чувства: раздражение, обиду. А уж писать это, значит, предоставить возможность адресату использовать эти слова в ответ или подать в суд.

Ни в коем случае нельзя допускать телесных наказаний за бранные слова. Часто ребенок их использует, не понимая значения, но они могут являться маркером того, что школьнику не хватает вашего внимания. Если же бранные слова использует дошколенок, то не надо умиляться этому, как некоторые делают в социальных сетях. Аккуратно игнорируйте бранное слово из уст малыша, не закрепляя в его подсознание, что этим можно привлечь к себе внимание. И тогда слово-паразит не поселится в вашем доме и в речи вашего ребенка, — отвечает Ирина Борисова. 

Диалоги про Золушку

Маша Л., 9 лет. Родители встревожены: лето ребенок провел с бабушкой, приехав домой после каникул, стала задавать «неудобные» вопросы. Почему они ее родили? Любят ли они ее? Зачем в семье есть младший ребенок? Разве им недостаточно, что родили Машу? На этом этапе родители справлялись с ситуацией, но пытливый ребенок «пошел дальше»: а зачем мне ходить в школу, ведь можно было не ходить? А зачем учиться? А почему я должна писать синей ручкой, а не зеленой? Почему тетрадь в полосочку, ведь мне нравится в клеточку? Не сумев ответить на эти вопросы, родители получили на первой же неделе приглашение в школу: Маша отказывается выполнять просьбы учительницы, за нею стали повторять другие дети. Маша при этом — лидер среди детей, с очень развитым кругозором и речью, активной жизненной позицией. Апофеозом для родителей и учителя стал Машин гнев, когда на просьбу в классе решать примеры девочка просто разорвала тетрадку и вышла вон…

Психолог Наталья ТРУНОВА:
— Основной посыл родителей: она же еще не подросток? Откуда это?! Пригласив для беседы семью вместе с девочкой, протестировали. Ребенок во время беседы с психологом сначала отказывался идти на контакт, но тут и применили способ «вопрос-ответ», построение диалога. Выяснилось, что Маша много разговаривала с бабушкой, и ей хотелось продолжить общение с родителями, но мама и папа, все время уставшие после работы, больше времени уделяют трехлетней сестричке, а поэтому у ребенка накопился гнев и на младшую сестру, и на маму с папой, которых она очень любит. В школе она стала спорить с учительницей в ожидании разъяснений, но той тоже некогда — в классе еще 27 учеников и нет времени на дискуссии. Вот ребенок и дошел до своей критической точки. Если же у вас есть вопросы, вам нужна помощь психолога, педагога, логопеда и других специалистов — вы можете обращаться по телефону в «Центр семейных консультаций», где в рамках проекта «Поддержка семей, имеющих детей» получите бесплатные консультации.

С родителями и Машей поговорили, а чтобы не раскрывать все секреты при ребенке, снабдили «домашним заданием». Важен развивающий диалог: разговор на равных, а не через силу и давление на человека, который сам не понимает, что с ним творится. Простой пример, если ваш ребенок еще не готов открыться, обсуждайте истории, которые вы можете прочесть вместе с ребенком. Например, всем известная «Золушка». Спросите у ребенка: почему Золушка была несчастной? Была ли она одинокой? Помогите сделать выводы верными: терпение ведет к успеху. Когда мы одиноки, нам не хватает поддержки. Любовь и поддержка родных делает счастливым. Научив своего ребенка размышлять над сказкой, вы научите его мыслить и открывать вам свои переживания, — говорит Ирина Борисова. 

Фото: solncesvet.ru