История    12:00, 26 сентября 2020

Почему в глухой хутор едут жить со всей России, или в Хренище жить не запретишь...

В соседней Воронежской области, в Бобровском районе между березовой рощей, хвойным и лиственным лесами уютно расположился маленький хутор Хренище. Я приезжаю сюда из Белгорода к бабушке. Здесь не больше сотни домов, нет магазина, школы и развлечений. Но в деревню едут жить люди со всей России и даже из других стран. «Почему?», — однажды спросила я себя и нашла ответ

«Сюда я больше не ездок… Карету мне, карету!», — бросил москвичам обиженный Чацкий из легендарной комедии «Горе от ума» А.С. Грибоедова.

В нашей истории, напротив, люди не хотят уезжать из небольшого хутора с веселым названием Хренище.
Почему Хренище? Я захожу в старенький небольшой домик. Баба Маша что-то варит в закопченном котелке.
— Надя! Приехала все же из своего Белгорода. Совсем ты нас забыла. А раньше-то, все детство здесь гуляла.
Баба Маша укоризненно смотрит на меня. Приходится оправдываться.
— Но, баб Маш, отсюда до Белгорода больше 300 км. Не наездишься каждый день. Что вы варите опять?
— Что-что, картошку. Ладно, садись. Сейчас будем с тобой хреновину делать. Вот я уже редьку припасла. Я тебе всегда говорила: кто ест хрен с редькой — тот болеет редко. 

Бабе Маше 83 года, она живет в Хренище с рождения. Бывало, рассказывала о селе. Образовалось оно еще в 1922 году, на месте, где росли целые поля хрена. И что удивительно: никак селяне не могли от него избавиться. Потому и назвали село — Хренище. Сегодня хрен в деревне почти не растет, но баба Маша до сих пор заготавливает свои старинные рецепты из этого корнеплода. Такие, как хреновина — смесь из корня хрена, чеснока, помидоров, каких-то трав, известных только старушке. В ее арсенале также хреновый квас. Баба Маша любит повторять: «Говорят, хрен редьки не слаще. А у нас хрен из Хренища деликатесом был!».

Раньше в селе были и школа, и клуб. Спустя время молодежь разъехалась, деревня стала потихоньку умирать. Настолько, что село переименовали в хутор. Временами казалось, что здесь нет будущего. Но потом неподалеку построили молокозавод, который после открытия обеспечит рабочими местами почти четыреста человек. В деревню стали приезжать люди, покупать дома.
— Ты знаешь, что у нас новенькие в деревне поселились? Только недавно с Воронежа кто-то приехал, теперь опять. Едут и едут сюда Бог знает кто, — сокрушается баба Маша.


Попрощавшись со старушкой, иду к «новеньким». Это мои соседи. За небольшим забором слышны крики.
— Обамка, ты где? Иди сюда! Опять в курятнике, гад!
Открывается дверь. Вместе с дядей Сашей с виноватым видом выходит небольшая собака.
— Как вы назвали собаку? - переспрашиваю я.
— Обама! И я ее очень люблю. Шкодит только проказница, — с гордостью говорит мне сосед. Да, в веселом селе — не менее веселые люди.


Дядя Саша — белгородец. Лет до двенадцати жил в Белгороде, затем семья переехала в Воронеж. Спустя годы вместе с женой они вдруг решили, что городская жизнь — не для них. Стали искать дом в деревне. И нашли. В Хренище.


— Увидели объявление о продаже дома. Приехали смотреть. И влюбились. Тут же благодать. Речка рядом, лес за огородом. Ближайший город — в 20 км по федеральной трассе М-4, по которой все на юг едут. Жена работу нашла, на мясокомбинате в городе. И до Воронежа всего 85 км. У нас есть машина. Можем ехать куда захотим. А дома — хозяйство свое, куры, гуси. Да и атмосфера в деревне особенная, — рассказывает дядя Саша.


Владимир Котов перебрался в хутор из Питера. Бывший военный, он продал недвижимость в пригороде Северной столицы и решил уехать в глубинку. Теперь достраивает пристройку к дому, а вечерами с чашкой чая отдыхает на террасе. Освоившись, решил добиваться от местных властей благоустройства родной деревни.


— Для меня это место стало родным. Я не променяю деревню ни на какой город. Это вовсе не глухой хутор! Кто хочет работать, найдет себе дело. Рядом два небольших города. А также трасса федерального значения, где полно кафе и гостиниц. Недавно в нескольких километрах отсюда немецкий предприниматель ферму построил. Я там за месяц больше 50 тысяч заработал. У меня есть планы. Хочу, чтобы деревня жила нормальной жизнью. Обязательно добьюсь от местных властей, чтобы построили нам здесь детскую площадку. Пусть местные детишки играют, — делится впечатлениями
Владимир.

— Так что кто хочет работать — будет работать. Правда, Печкин, видимо, так не считает. Печкин — это местный житель Василий. Когда-то он работал почтальоном, вот и прозвали его просто — Печкин. Оптимизма в отношении деревни он не разделяет. Правда, по словам местных жителей, и работать не хочет.


Лариса и Игорь живут в Хренище пару лет. Они бизнесмены. Раньше работали в Египте. Сегодня живут в хуторе и занимаются сельским хозяйством. Сюда приехали к матери. Привели в порядок дом, сделали ремонт, выкупили соседний. Жизнь потекла своим чередом. Их многие не понимают, но семья не обращает внимания.


— В Египте неуютно. Всегда тянуло на родную землю. Однажды просто взяли и решили: пора домой. Сначала отправились в Москву. Но не заладилось. Когда приехали погостить к матери, поняли: здесь можно заниматься землей и зарабатывать на этом. Построили теплицу, купили машину, перевозками занимаемся. В Египте бизнес не закрыли, он до сих пор существует. Но приезжаем мы туда раз в год. Ребенок окончил школу в соседнем селе, — рассказывает Лариса.


А вот Руслан Рощупкин родился и вырос в Хренище. Пробовал устроить свою жизнь в городе. Не понравилось.
— Поработал в Воронеже, в Москве. Не мое это. Приехал в деревню, встретил жену Марину. Затем сын родился. Так тут и остался. Зачем мне город? У меня здесь все есть. Вся округа только у нас молоко, сыр, творог, мясо покупает, — говорит Руслан.
Каждый вечер молодой человек запрягает свою лошадь, и они вместе скачут в лес — гулять. Лошадь — его гордость. Статная, резвая.
— Откуда у тебя такая красавица? - интересуюсь я.
— Она буденновской породы, я привез её с Хренового, — говорит Руслан.

Он очень гордится своей лошадью. Это немудрено. Село Хреновое Бобровского района известно своим конным заводом. Это старейший конный завод, основанный графом Алексеем Орловым-Чесменским в 1776 году. Именно здесь выведены орловская рысистая и орловская верховая породы лошадей.


Так и живут люди в обычном, казалось бы, хуторе с веселым названием — Хренище. Я, хотя и не собираюсь переезжать из Белгорода, люблю деревню всем сердцем. И не променяю отдых там ни на какой заграничный курорт. Ведь в пятидесяти метрах от моего дома — пруд с кристально чистой водой. По золотистому песку важно ходит аист, а потом летит в свое гнездо, которое уже пять лет вьет в нашем хуторе и выводит с «супругой» птенцов. Символично, ведь аист, по поверью, знак новой жизни и удачи. 

Надежда Саушина

Фото: vestivrn.ru