Общество    12:04, 29 июля 2020

Павел Субботин: «В нашем прошлом было много красоты»

Начальник управления по делам архивов Белгородской области объясняет, что необходимо знать каждому белгородцу об архивах.

Павел Субботин — директор Государственного архива Белгородской области с 2011 года, ныне начальник управления по делам архивов Белгородской области. Но мало кто знает, что архивы стали для него не просто местом работы, а, как он говорит, «дверью в Нарнию, за которой огромный мир». Павел рассказал об архивах, их роли в жизни белгородцев и об исторических датах, которые оставили значительный след в жизни Белгорода.

Павел Юрьевич, что в себе таят государственные архивы Белгородской области?

В Белгородской области действует два государственных областных архива — государственный архив Белгородской области и государственный архив новейшей истории Белгородской области (бывший партийный архив). Это два крупнейших хранилища исторических документов в нашем регионе. Самые ранние оригинальные документы, подлинники, здесь хранятся с 1710 года — Петр I ещё был жив. Фактически архивы являются главными хранилищами истории нашего края.

Какую информацию можно получить, обратившись в архив? Всем ли она доступна?

Помимо исторических сведений, которыми интересуются историки и краеведы, всем остальным гражданам в архиве можно получить справки имущественного и социально-правового характера. Это вопросы выделения земельных участков, гаражей и квартир, периодов работы и получаемой зарплаты на предприятиях для пенсии, прочие сведения, необходимые для защиты интересов граждан. Все документы, которые касаются общей истории нашего края, находятся в свободном доступе. Сведения имущественного и социально-правового характера в отношении граждан доступны только этим гражданам и государственным органам.

Как проходит процесс систематизации документов?

Для этого в архиве работают специалисты, которые опираются на соответствующие правила и по ежегодному плану проводят такую работу. Все документы в архив передаются на хранение уже сшитые в дела, группы дел из одного учреждения, предприятия, органа власти или частного лица образуют фонды. Чтобы в них ориентироваться, составляются списки дел внутри каждого фонда — описи.

Как и откуда вы получаете новые сведения?

У каждого архива есть фондообразователи — организации, предприятия и органы власти, которые в свои сроки передают на хранение уже правильно оформленные дела.

Существуют ли такие данные, которые не подлежат огласке?

Конечно. В каждом областном архиве на хранении есть засекреченные государством документы.

Что необходимо знать об архиве каждому белгородцу?

Что для начала работы в его читальном зале по вопросам истории или родословной достаточно паспорта. Если гражданина посылает организация или учебное заведение, чтобы провести исследовательскую работу, то нужно ещё письмо от этих организаций с просьбой разрешить работу. Но если человек пришёл заниматься краеведением или родословной, достаточно паспорта.

Поддерживает ли связь государственный архив Белгородской области с архивами других регионов России? На каких условиях? Я имею ввиду, сообщаются ли они как-то между собой. Например, если в Воронеже нашли какие-то документы, касающиеся Белгородской области, передают ли они эти документы Белгороду и как это делается — платно или бесплатно?

Конечно, поддерживаем. Архивистов в стране не так уж много, и отношения в архивном сообществе самые добрые. Ездим на ознакомление в соседние регионы, общаемся, проводим совместные мероприятия. Вопросы передачи основных фондов из Курска и Воронежа были решены ещё в 1966 году, но до сих пор иногда передаются небольшие группы документов, если таковые находятся в фондах у соседей.

Как хранятся материалы? Существует ли какой-нибудь специальный уход за фотографиями, бумагами, предметами?

Оба наших областных архива построены по специальным проектам архивных зданий. Все документы хранятся не в подвалах, как кто-то часто думает, а наоборот — на верхних этажах. Поэтому для таких зданий важно учитывать тоннаж. Кроме того, документы не любят свет и перепады температуры, поэтому в архивохранилищах темно, нет окон, постоянно поддерживается стабильная температура около 17 градусов.

Расскажите про самый старый документ в архиве.

Это дела Яблоновской и Корочанской воеводских канцелярий за 1710-1713 годы. Это документы разного рода, в основном финансовые. Выглядят как книги в переплёте, похожем на мешковину. Бумага плотная, волнистая от времени, на ощупь немного бархатистая, цвет колеблется от нежно-бежевого до слегка зеленоватого или синеватого. В этих документах можно встретить названия наших сёл начала XVIII века, а также категории служилых людей — стрельцов, драгун, рейтар, солдат, казаков и т. д.

Практикуете ли вы перевод сведений в электронный вариант? Как вы относитесь к этому процессу?

Мы оцифровываем документы уже двенадцатый год. Занимается этим специальное подразделение. У нас самое современное оборудование и программное обеспечение. Такое кроме нас есть только в областной научной библиотеке. Оцифрованные документы поступают в электронную базу, с которой граждане могут работать в нашем читальном зале. Если кто-то считает, что архивы и современные цифровые технологии далеки друг от друга, этот человек просто не был в архивах.

В одном из своих интервью вы сказали, что интерес к истории семьи вырос с начала 2000-х годов. Чем это обусловлено?

Раньше, до повсеместной урбанизации, распространения телевидения, а потом и интернета, люди в семьях были ближе друг к другу, чаще общались. Сейчас это происходит реже, и семейная память теряется в суете. К моменту, когда у человека просыпается интерес к прошлому своего рода, семьи, своих близких, многих уже нет в живых. И архивы дают надежду. Люди приходят к нам обретать, пусть отчасти, утерянные семейные узы, истории, имена. Это очень важно, мне кажется. Это что-то сокровенное.

Должность директора Государственного архива Белгородской области вы занимали с 2011 года, а сейчас возглавляете управление по делам архивов Белгородской области. Чем для вас стало это место работы?

История, историческая наука позволяют путешествовать во времени, жить в разных эпохах, находить и держать в руках удивительные документы и артефакты, совершать открытия, прослеживать судьбы людей и задумываться об этом. Это потрясающие переживания. Кто однажды погрузился в это, тот никогда не забудет. Меня это захватило ещё в школе, из-за чего я поступил в исторический класс лицея, потом на исторический факультет и начал ходить в архив для написания дипломной работы. Архив для историка — это дверь в Нарнию, за которой огромный мир. Спустя годы я пришёл сюда работать вместе с теми же людьми, которые когда-то мне выдавали архивные дела в читальный зал, ещё школьнику и студенту. Сейчас мы трудимся вместе. Это действительно любимое дело.

5 августа Белгород празднует знаменательную дату — день города. По вашему мнению, какую дату или даты можно назвать поистине важными в истории города?

Таких дат в истории нашего города две. В дореволюционной истории это день прославления святителя Иоасафа — 4 (17 по новому стилю) сентября 1911 года. В послереволюционной истории таким днём, безусловно, является день освобождения нашего города от немецких захватчиков. Учитывая всё то, что они натворили у нас и по всей нашей Родине, это действительно самый лучший день.

Есть ли у вас любимое место в городе? И в каком историческом месте Белгорода вы хотели бы побывать? Имею в виду те места, которых уже нет в городе.

Из тех мест, что есть сейчас, мне нравится смотровая площадка над стадионом университета имени В. Г. Шухова. Нравятся тенистые дворики в разных местах города. Из уже утраченных мест нашего города я бы хотел прогуляться по его дореволюционному центру, посетить красивейшие храмы и монастыри, которых больше нет. В нашем прошлом было много красоты.

Мария Николаева

Фото: из личного архива Павла Субботина