Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:56, 07 марта 2023
 1833

(Не)женское дело: белгородка Маргарита Федоренко ещё школьницей мечтала стать водителем общественного транспорта

(Не)женское дело: белгородка Маргарита Федоренко ещё школьницей мечтала стать водителем общественного транспортаФото: Борис Ечин
  • Интервью

Однако для осуществления заветного желания потребовалось немало времени.

Маргарита рассказала «Нашему Белгороду» об особенностях работы в мужском коллективе, поделилась историями из своих трудовых будней, а также пояснила, почему не собирается менять свою профессию.

— Маргарита, как вы оказались за рулём?

— Вообще изначально я училась на архитектора, но это было совсем не моё. Потом перевелась на экологию – там тоже не сложилось. Ещё в школе мечтала попробовать себя в качестве водителя троллейбуса, а на последних курсах института вместо учёбы начала учиться на эту категорию транспортных средств. Всё это было втайне от родителей. В итоге меня отчислили из института, но к тому времени я уже знала, что не собираюсь этим заниматься. Единственное, жаль денег родителей, которые были потрачены на учёбу.

— Как к такому выбору отнеслись члены вашей семьи?

— Они долго не могли принять его, но, когда поняли, что я не изменю своего решения, просто смирились. Я у них единственный ребёнок, к тому же девочка, поэтому они всегда хотели дать мне что‑то большее, чем такая работа. Но меня всё здесь устраивает, поэтому я никуда не собираюсь уходить, хотя до сих пор есть возможность устроиться на другую работу и сидеть, например, в каком‑нибудь кабинете.

— В вашей семье были водители?

— Бабушка трудилась трактористкой – у неё больше 30 лет стажа было. А так у нас в роду больше никто даже за рулём легковой машины не ездил.

— Сначала вы работали водителем троллейбуса, а в прошлом году пересели на автобус. Как происходила смена «рабочего места»?

— Да, всё верно, весной прошлого года меня пригласили работать водителем автобуса. Я бы, может, и раньше пошла, но тогда не было такой возможности именно для женщин – уж не знаю почему. Обучиться было можно, но вот на работу не брали. Почему эта профессия? Да я больше и делать‑то ничего не умею (смеётся), но у меня и желания уходить отсюда нет – я себя вижу только в этой сфере.

— Помните, как прошёл ваш первый рабочий день на автобусе?

— Замечательно прошёл. В первый же день написала объяснительную за непристёгнутый ремень (смеётся). В троллейбусах их не было, ну я и написала тогда: «С непривычки». Даже за рулём машины у нас не все пристёгиваются, если быть честными, но после, конечно, стала. На самом маршруте как таковых проблем не возникло – мы его ещё на обучении обкатали. К слову, я и в аварии‑то если и попадала, то не по своей вине.

— Как мужчины-водители относятся к коллегам-женщинам?

— По‑разному. Могут говорить, что забираем у них маршруты, командировки, что графики нам удобнее делают – в общем, якобы мы у них всю работу отняли. Возможно, к нам чуть мягче относятся, потому что нас здесь не очень‑то и много, но мы к себе особого отношения не требуем. Мужики просто привыкли работать с мужиками, а тут пришли мы и, естественно, не всем это понравилось. На троллейбусах у нас было 50/50 соотношение мужчин и женщин, а здесь где‑то 6–8 человек, может быть, при более чем 400 мужчинах.

— Испытываете ли вы давление с их стороны?

— В начале работы может ещё и проскальзывала какая‑то неприязнь. С одной стороны, я их понимаю. Какие первые мысли у мужчин, когда они видят нас за рулём? Что мы ничего не умеем, не понимаем и вообще пришли сюда, чтобы технику гробить. На лица некоторых только одним глазом глянешь – там уже всё понятно. Сейчас большинство уже привыкло и поменяло своё мнение, потому что видят, что мы справляемся со своими обязанностями.

— Входит ли в ваши обязанности техническое обслуживание своего автобуса?

— Водители не касаются ремонта вообще – можем максимум масло или антифриз залить, лампочку поменять. Раньше делали какой‑то ремонт, но сейчас технику ремонтируют слесари, поэтому мы этого не касаемся.

— Чем вас привлекает профессия водителя автобуса?

­– Я считаю, что это получается у меня лучше всего и здесь я меньше всего устаю. Пришёл, откатал, ушёл и не думаешь о работе. К тому же зарплата вполне устраивает. Сейчас сюда часто идут за деньгами. Зачастую такие люди увольняются либо ещё на этапе стажировки, либо после первого рабочего дня. Я считаю, что это тоже про призвание: кому‑то нравится работать водителем, а кто‑то просто увидел объявление о зарплате в 70 тысяч рублей и думает, что они дадутся легко.

— Объясните, в чём заключается сложность вашей работы?

— Иногда погода подкидывает сюрпризы в виде гололёдов, дождей и прочего – может попортить нервы. Когда работала на троллейбусе, там было изношенное всё: ямы на дорогах у депо, сети тоже старые, «рога» с них падали. Здесь же всё новое. Автобусы полностью укомплектованы: летом работает кондиционер, зимой – печка. Можно работать в своё удовольствие.

— Есть ли у водителей какие‑то проблемы из‑за сидячего характера работы?

— У себя не замечала. В свободное время занята домашними делами, не бегаю и спортом никаким не занимаюсь. Для сотрудников у нас организованы различные активности: бассейн, пляжный волейбол. Я этим не пользуюсь, но возможность заниматься у нас есть.

— Часто ли случаются проблемы с пассажирами?

— Нечасто, но бывают. Стараемся находить общий язык. На тех, кто ведёт себя не совсем адекватно, стараюсь не обращать внимания. Разные ситуации бывают: случалось, что и под колёса бросались. Тогда приходилось и полицию вызывать и вместе с ними во всём разбираться. Часто будим пассажиров уже на конечной, иногда не без помощи коллег. Такое чуть ли не через день случается, но за все годы моей работы не было тех, кто вёл себя агрессивно по отношению ко мне. На всякий случай у меня есть перцовый баллончик (смеётся). Коллеги рассказывали разные случаи: люди и голые бегали по салону, и чего только не было – у нас тут тоже весело бывает.

— А что насчёт «зайцев»?

— Иногда встречаются, но я стараюсь не вступать с такими людьми в конфликты. Буквально каждый день подходят, просят бесплатно проехать – здесь тоже не отказываю, мало ли какие обстоятельства, да и морозы сейчас. Кто‑то говорит, что из военкомата только и без личных вещей, кто‑то — что из отдела вышел, дети тоже очень часто просятся.

— На водителей автобусов жалобы со стороны пассажиров поступают?

— Конечно, куда без них! Неблагодарных людей хватает. Например, не понравилось, что недостаточно близко к остановке подъехала – чуть ли не за сантиметры споры ведутся. Некоторые пассажиры принципиально не ездят на синих автобусах, стоят и специально ждут белый, где есть кондиционер с печкой, а потом жалуются мне лично, что тут жарко или холодно. Бывает, что ездишь себе, всё нормально, а потом прилетает жалоба, что ты кого‑то не подождал или не заметил на остановке, хотя человек может сам не успевать на автобус.

— Кстати, давно хотел спросить: имеют ли водители право не останавливаться на пустых остановках, если никто из пассажиров не собирается выходить?

— Насколько мне известно, нет. У нас стоят специальные программы, которые следят за движением, и если ты не остановился хоть где‑то, то круг тебе не засчитывают. Можно не открывать двери, если люди не выходят, но заехать на каждую остановку ты обязан. Даже, когда едешь поздней ночью и людей нет ни на остановке, ни в автобусе – мы всё равно должны следовать этому правилу.

Никита МИГУЛИН

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×